Перкова Михаила Федоровича – война не застала врасплох: 22 июня 1941 года у него заканчивался третий год его службы в армии. Он был одним из тех, на кого выпала самая тяжелая доля: защищать свою страну в первые шоковые дни вероломного нападения.

Перкова Михаила Федоровича – война не застала врасплох: 22 июня 1941 года у него заканчивался третий год его службы в армии. Он был одним из тех, на кого выпала самая тяжелая доля: защищать свою страну в первые шоковые дни вероломного нападения.

Но ему повезло: он не попал в окружение, и не затерялся в болотистых лесах Смоленщины, его не взяли в плен, его не убили, и даже не ранили. Михаил Перков продолжал служить командиром взвода конной разведки. И он к этому времени был уже настоящим бойцом, прошедшим суровую школу армии и войны.

Он ничего не боялся: не боялся идти в разведку, не боялся разрывов снарядов, трудностей, холода. Сколько его знали родные, он всегда так и говорил: «У меня не было страха на войне». Зато рядом были те, кто боялся, кому была нужна помощь, кто пришел прямо со школьной скамьи. Почти всех своих боевых «дружков» Михаил Перков помнил по именам.

В 1942 году под Сталинградом его сильно ранило, вдребезги разбило его ручной пулемет, оторвало палец и осколком пробило шею. Его задыхающегося вытащили товарищи из-под огня, дотащили до медсанбата. По суровым законам войны, того раненого, который был без оружия, не принимали на лечение. Снял с себя автомат один из товарищей и положил на него, лежавшего без памяти, сохранив ему жизнь.

После госпиталя направили в Казахстан, в военкомат. Теплое, тихое место, но уже через два месяца он написал рапорт об отправке на фронт. Не мог видеть слезы матерей, у которых забирали на войну оставшихся сыновей. Не мог сидеть в тылу, когда на передовой решалась судьба Родины. Так и говорил: «Не мог».

И снова война. 1943 год — битва на Курской дуге. У него был выбор: склад горюче-смазочных веществ или подносчик снарядов на «Катюшу». И, конечно, он выбрал второе. Страшная была битва под Прохоровкой. «Катюши» стреляли, не переставая, грязь, тяжелые снаряды, беспрерывная бомбежка немецкой авиации. Мужество, героизм? Да! Всего этого хватало. Говорят, судьба – это характер, но судьба – это и жизнь человеческая в определенных обстоятельствах. Не представлял он другим свой боевой путь. Только так!

Наконец-то побывал Михаил Перков на своей родине, долгих пять лет (с того времени, как ушел в 1939 году в армию) не видел свое родное село. Встретился со своей мамой и сестрами, которые все эти годы жили в немецкой оккупации. Трудно сегодня представить себе эту радость. Он всегда с особым волнением рассказывал об этой встрече, хотя длилась она всего одну ночь.

Закончил войну в 1945 году в Польше со своею «Катюшей». В августе демобилизовался. Пришел домой, а на груди его сияла самая героическая солдатская медаль «За отвагу!».

Семь долгих лет он носил форму солдата, был стойким и мужественным, честным и смелым. На все годы мирной жизни сохранил он память о той войне. Память светлую и горькую, как степь и полынь. И никогда он не роптал на жизнь, потому что самое страшное в жизни – это война, а нет войны – и горе меньше.