Ветеран, участник Великой Отечественной войны Иван Афанасьевич Киреев о войне знает не понаслышке. Он оказался на линии огня, когда ему не было 18 — в 1942-м. Стал пулемётчиком. Участвовал в боях на Орловско-Курской дуге. Освобождал от фашистов Украину и Польшу.

В село Гунтерёво, где родился и вырос наш герой, война пришла незваной гостьей – страшную новость принес запыхавшийся почтальон Тихон. Старики горестно качали головами – этой войны все хлебнут сполна, и старики, и молодежь. Но шестнадцатилетний Ваня Киреев плохо представлял, что такое война на самом деле и с нетерпением ждал возможности поучаствовать в боях. Все боялся не успеть – тогда казалось, что война закончится быстро и враг будет повержен. Но дни тянулись нескончаемой чередой, принося все более тревожные вести. Из далекого, окутанного романтической поволокой действа, война превратилась в жестокую реальностью, сея хаос и смерть на своем пути, сминая все родное и привычное. От нее нельзя было спастись или спрятаться, только сражаться.

В 1942 году Иван ушел служить, не дождавшись 18-летия – его призвали в пулеметный учебный батальон 137-го запасного полка, где он учился обращаться с пулеметом «Максим». Юноша с упорством рвался в бой и вскоре был отправлен на фронт, на Орловко-Курскую дугу. Тогда там было относительно спокойно, но все же стычки с немцами случались. В одной из них молодой солдат и принял боевое крещение.

“Хорошо помню мой первый бой. Это случилось под Обоянью в Курской области. Отбивались от небольшого отряда противника. Я вцепился в гашетку орудия, но пулемет как назло молчал – механизм заклинило. Атаку тогда удалось отбить, но этот день врезался в память навсегда. Больше осечек со мной не случалось”, – вспоминает ветеран Иван Киреев.

Война шла полным ходом, армия отступала. Иван вместе с сослуживцами очутился под Прохоровкой – ныне печально известным местом одного из самых ожесточенных боев с применением бронетанковых сил в истории Великой Отечественной войны. Им повезло, в ту мясорубку Иван с сослуживцами не попали.

Под Богодуховым Ивана Афанасьевича контузило, он на время лишился слуха. Потом были Полтава, Житомир, Бердичев, Винница. – “Мы шли на подмогу соотечественникам, попавшим в окружение к немцам. Впереди село Чесновка. Метель, трескучий мороз. Тело онемело, пальцы отказывались повиноваться. Я боялся потерять сознание от холода и привязал себя ремнем к скобе брони танка, чтобы не упасть. Замерзая, добрались до места к утру и сразу на позиции. Мы молча лежали в окопах, сжимая приклады окоченелыми пальцами, и ждали. Ждали, пока пройдут наши танки, чтобы можно было открыть огонь. Наконец нас бросили в атаку – кровопролитный бой продолжался весь день и всю ночь. И вот когда, казалось, битва была окончена, случилось непредвиденное. Затаившийся в землянке немец застрелил молодого командира пулеметного взвода Нечаева. Он умер у нас на руках. За Чесновкой мы вырыли большую братскую могилу, где похоронили всех павших товарищей. Горевали молча, некогда было скорбеть, время не то… Нас ждала война”, – вдыхает Иван Афанасьевич.

Судьба настойчиво хранила солдата Киреева, но главные испытания приберегла на будущее. На Украине, под Золочевым советские войска отбивали атаку, Иван вел огонь из пулемета. Немцы засекли пулемет и начали палить минометными снарядами. Один, второй – мимо! Повезло. Трижды так не везет – нужно менять позицию. Но времени на это нет и Киреев решает, что будет стрелять до последнего, несмотря ни на что. Немец воспользовался ситуацией и небольшой советский отряд накрыло огнем из минометной батареи. Сослуживец Саша Белов погиб на месте, а Ивана вынесли с поля боя тяжело раненым, но живым. Осколками пробило легкие и посекло тело, но спустя четыре месяца, невзирая на пошатнувшееся здоровье Киреев возвращается на фронт.

Вместе с 4 Кантемировским танковым корпусом Иван Киреев отправляется в Польшу, на Сандомирский плацдарм. Краков встречал освободителей ликованием – солдат горячо благодарили и выражали признание. -“Ко мне подошел один поляк и сунул мне в руки маленький сверток. Там было невиданное по тем временам лакомство – конфеты. Поляк улыбнулся и ласково похлопал ладонью. Из динамиков звучный голос тянул: «Марш-марш на Гитлер!». -“Мы нравились полякам, нас встречали не просто как освободителей, а как настоящих героев”, – улыбается Иван Афанасьевич.

До победного близился конец войны, но все еще шла ожесточенная борьба за освобождение. По пути к польскому городу Катовице, бойцы едва не попались колонне немцев, двигавшейся на фронт. Врага заметили разведчики, наши танки заглушили моторы и устроили противнику засаду. Немцы впали в панику, колонну расстреляли играючи. То же произошло и со второй колонной. К городу войска подошли к вечеру без преград. Под Катовице располагался концентрационный лагерь, входивший в систему концлагерей Аушвиц. Бараки окружали три ряда колючей проволоки, по периметру стояли пушки и неприступные железные ворота. Брать боем этот бастион не пришлось – немцы в спешке бежали. Ворота раздавили танком и выпустили изможденных, плохо одетых людей. Англичане, русские, французы – кого там только не было.

Война для Ивана Киреева окончилась в феврале 45-го за Одером. До Берлина оставалось всего 90 километров, но их было не суждено преодолеть – с очередным ранением Иван попал в госпиталь в Каменце, где и встретил Победу.

В память об огненных годах войны остались не только боевые ранения, но и награды. Иван Афанасьевич Киреев награждён орденами Отечественной войны двух степеней, медалями «За отвагу», «За победу над Германией», «Ветеран труда», занесён в Книгу Почета Мценских электрических сетей.

Послевоенные будни вряд ли в полном мере можно назвать мирными – разрушенные села и города, нужно было все восстанавливать, поднимать промышленность и энергетику почти с нуля. Когда вернулся со службы, сначала работал бригадиром в колхозе. А в 1952 году началось сооружение гидроэлек¬тростанции возле деревни Лыково Мценского района. Участвовал в строительстве, потом остался на ГЭС работать.

“Когда в район пришла большая энергетика, и станцию закрыли, меня приняли в Мценский РЭС «Орёлэнерго» линейным электромонтёром. Я трудился на предприятии до 1987 года. Если бы не болезни, остался бы ещё. Но годы войны наложили тяжёлый отпечаток на здоровье”.

Сейчас ветеран живёт с супругой в деревне Гунтерёво Мценского района Орловской области, в доме, где родился и вырос. Со своей второй половинкой – женой Натальей Иван Афанасьевич познакомился уже после войны и сразу влюбился. В этом году их союзу немногим меньше, чем великой Победе – 66 лет. В их долгой семейной жизни все делилось на двоих: труды, огорчения и радости. Незаметно выросли дети и внуки, и сегодня старики с гордостью показывают фотографии своих маленьких правнуков, для которых молодой солдат Ваня Киреев так отчаянно боролся за мирное небо над головой.

Александр Пермяков
Александр Пермяков
Родился в Екатеринбурге. Окончил 11 классов школы № 43. После чего поступил учиться в «Уральский государственный юридический университет». Потом проходил срочную службу в
Отдельной дивизии оперативного назначения имени Ф. Э. Дзержинского.