nas min

В сезон, когда простудиться проще, чем позавтракать, мы действительно чихаем чаще — это естественная реакция организма на раздражители в верхних дыхательных путях.

Так, с помощью форсированного выдоха, мы удаляем накопившуюся пыль и слизь, причем делаем это довольно энергично: скорость потока воздуха, проходящего через нос, может превышать 100 метров в секунду.

Но если к кашлю отношение в обществе снисходительное, то чихать считается не то, чтобы предосудительным, но и не очень правильным. Хотя еще Чехов в рассказе «Смерть чиновника» писал: «Чихать никому и нигде не возбраняется. Чихают и мужики, и полицмейстеры, и даже иногда тайные советники. Все чихают».

Чтобы не перебивать собеседника и не выглядеть «белой вороной», многие зажимают нос и чихают так, чтобы никто этого не заметил. Оказывается, это опасно.

The Guardian рассказала о пациенте, которого доставили в больницу с изменениями голоса, опухшей шеей и болью при глотании. Все это произошло после того, как он попытался скрыть собственное «апчхи».

Проведя сканирование шеи, медики обнаружили пузырьки воздуха в тканях в задней части горла, а также в области шеи от основания черепа и ниже. Это явление называется перфорацией — разрывом тканей, наступившим из-за повышенного давления.

Такие случаи крайне редки, но последствия для этого пациента оказались еще не самыми страшными. Потенциально попытка предотвратить чихание может привести к разрыву барабанной перепонки или даже аневризмы мозга.

Доктор Шахз Ахмед из университетской больницы Бирмингема в интервью Guardian говорит, что до сих пор не было доказательств, что внутренние ткани организма не рассчитаны на такое повышение давления.

Для этого пациента все закончилось благополучно: он прошел курс антибиотиков и получил необходимые препараты, чтобы обезопасить организм от попавшего в ткани воздуха.

Через неделю его выписали с единственной рекомендацией: хотите чихнуть — чихайте. Все по Чехову, тем более, что Антон Павлович по образованию был врачом.

Александр Пермяков
Александр Пермяков
Родился в Екатеринбурге. Окончил 11 классов школы № 43. После чего поступил учиться в «Уральский государственный юридический университет». Потом проходил срочную службу в
Отдельной дивизии оперативного назначения имени Ф. Э. Дзержинского.