Пароход «Межень» был построен в 1885 году на Сормовском заводе Нижнего Новгорода. Заказчиком выступало Министерство путей сообщения России и предназначался этот корабль, как и второй пароход этой небольшой серии «Стрежень», «для служебных поездок».

Пароход «Межень» был построен в 1885 году на Сормовском заводе Нижнего Новгорода. Заказчиком выступало Министерство путей сообщения России и предназначался этот корабль, как и второй пароход этой небольшой серии «Стрежень», «для служебных поездок».

За долгую службу, а закончил свою «жизнь» пароход в 1958 году (разобран в городе Звенигово на заводе имени Бутякова), на его борту побывало много известных исторических личностей.

Первым был Великий князь Владимир Александрович (дядя Николая II), который в июле 1899 года отправился на «Межени» в поездку из Ярославля в Углич. В сентябре того же года супруг родной сестры государя, принц Александр Петрович Ольденбургский проследовал на пароходе от Астрахани до Самары и обратно. Принц был известен своими многочисленными заслугами не только как военный (в ту пору он имел звание генерала от инфантерии и был генерал-адъютантом свиты Его Императорского Величества) но и как человек много сил приложивший для развития российской медицины и военной медицины. В 1897 году он состоял председателем Противочумной комиссии. Также он известен как создатель в 1890 году и попечитель Императорского института экспериментальной медицины (ныне институт имени И. П. Павлова).

А в 1910 году Великая Княгиня Елизавета Федоровна, которая позднее была причислена к сонму православных святых, на «Межени» совершала свои паломнические поездки по святым местам России. В сентябре того же года министр внутренних дел и премьер-министр российского правительства Петр Аркадьевич Столыпин посетил города Поволжья с целью знакомства с результатами аграрной реформы. Премьер-министр вместе с главным управляющим земледелия и землеустройства России Александром Кривошеиным на пароходе «Межень» встречался с представителями дворянства, земства и городского самоуправления.

Самое известное плавание “Межени” связано с российским императорским домом. В мае 1913 года, во время празднования 300-летия дома Романовых, государь император с венценосной супругой изволили проследовать из Нижнего до Ярославля с остановкой в Костроме, где венчался на царство первый представитель дома Романовых.

За три дня до приезда высочайших особ по Волге и прилегающим рекам остановили сплав леса, а за 12 часов — прекратили движение всех грузовых и пассажирских судов, поставив их на якоря вне фарватера под наблюдением полиции. Населению строго-настрого запретили пользоваться лодками и разжигать на берегу костры.

Во время своего пребывания в Нижнем Новгороде царь принял участие в открытии нового здания Государственного банка на Большой Покровской, заложил первый камень в основание будущего памятника Кузьме Минину и Дмитрию Пожарскому на Благовещенской площади, удостоил своего посещения Дворянское собрание на Лыковой дамбе и Дом трудолюбия на Варварской. А также принял делегатов от нижегородского купечества.

Вечером 17 мая нога императора наконец-то ступила на палубу яхты «Межень». Свиту разместили в каютах «Царя Михаила Федоровича», а министров — на других пароходах. Когда пароход проходил мимо Сормова, собравшиеся на берегу толпы людей выражали свои верноподданнические чувства и только “сознательный рабочий” Яков Ефремов проводил “Межень” криком “Долой самодержавие!”, после чего удачно скрылся в толпе.

Выступление «сознательного рабочего» представители самодержавия просто не заметили.

Николай II посетил Ипатьевский монастырь, Кострому и Ярославль, а в ночь на 22 мая уехал из Ярославля в Москву на поезде. Примечательно, что все это время император ночевал на борту «Межени», о чем оставил запись в своем личном дневнике:

«17-го мая. Пятница. …Перешли с радостью на приготовленный для нас пароход пут. сообщ. “Межень”. Уютно и со тщанием устроены наши каюты. В 8 ч. пошел с Ольгой и Татьяной на парох. столовую “Царь Михаил Феодорович”. Простившись со всеми, вернулись к себе и в 101/4 отвалили при иллюминации города и всех судов и пошли вверх по матушке-Волге. Пройдя ярко освещенный Сормовский завод, спустился в свою каюту и рано лег спать.»