Лондонский ресторан Dirty Bones («Грязные кости») запустил специальное меню для любителей фуд-порно. Как сообщает Mashable, гостям в Dirty Bones предлагают специальные «Instagram-пакеты для гурманов».

Лондонский ресторан Dirty Bones («Грязные кости») запустил специальное меню для любителей фуд-порно. Как сообщает Mashable, гостям в Dirty Bones предлагают специальные «Instagram-пакеты для гурманов».

В такой пакет входит все необходимое для фотографии с хэштегом #foodporn: портативный свет для камеры, зарядное устройство, широкоугольный объектив и селфи-палка. Представители ресторана говорят, что посетители очень любят фотографировать блюда из меню, поэтому они решили упростить процесс съемки. Кстати, посуда и интерьер Dirty Bones разработаны специально для фотографий в Instagram.

Zeir.ru разобрался в том, откуда пошло фуд-порно и что означает понятие, в котором нет ничего нериличного, кроме попытки возбудить аппетит.

Откуда и как появился термин «фуд-порно», никто точно не знает. По одной из версий, все началось в конце 90-х, когда кулинарные книги и шоу, благодаря современным цифровым технологиям и тенденциям в дизайне, стали выглядеть совершенно иначе. По другой, фуд-порно появилось одновременно с хипстерами и Instagram, то есть году в 2010.

На самом деле, элементы этого жанра можно обнаружить и в более ранних работах.

Вот — средние века. Исследователи из США Брайан Вонсинк, Эндрю Вейслогел и Анупама Мукунд проанализировали 140 натюрмортов, написанных в странах Западной Европы и США в XV—XX веках. Выяснилось, что художники не стремились отобразить на полотнах настоящий рацион — свой или заказчика. Они охотнее писали экзотические продукты, чтобы подчеркнуть достаток и хороший вкус. Прямо как люди, которые постят в Instagram фото еды.

В 1964 году, в журнале Life появилась серия «Великолепные обеды», в которой еду уже показывали «порнографично»: крупным планом и чрезвычайно натуралистично.

Со второй половины ХХ века отношение к еде начало меняться. Ее перестали воспринимать только как способ удовлетворения голода или получения удовольствия от трапезы. Еда превратилась в объект желания. Этому, кстати, поспособствовала реклама в журналах, где фотографии блюд почти перестали сопровождаться текстом: оказалось, что еда — вполне самодостаточный объект.

Еду тогда фотографировали в романтическом освещении, с большим количеством реквизита. Все изменилось в последнее десятилетие. Сначала на Западе, а потом и у нас еду начали представлять, как что-то простое, чистое и натуральное, а реквизит вокруг нее минимизировали.

При этом часто во время фотографировании еды используются визуальные эффекты – выгодный фокус, наклоненные столешницы, разная глубина резкости, экстремально крупные планы. Это повлияло и на саму кулинарию. Теперь в ресторанах стараются делать еду визуально интересной. Например, элементы пищи на тарелках часто размещают слоями. Так блюдо выгоднее выглядит при узко-угловых кадрах.

Современное фуд-порно бывает профессиональным, и тогда им занимаются стилисты по еде, и любительским.

Профессиональная съемка обычно происходит в студии с контролируемой степенью освещенности. Свет и фон подбираются так, чтобы зритель не отвлекался больше ни на что при просмотре.

Делать профессиональные снимки еды непросто. Например, эффект пара достигается с помощью химических веществ или распылителей холодного воздуха. Во время съемки хлопьев для завтрака их заливают не молоком, а сливками — так они дольше сохраняют форму и не размокают. Вместо кондитерского крема обычно фотографируют пюре – оно не тает. По этой же причине вместо кубиков льда на съемках часто используют кубики из силикона, акрила или пластика.

Одна из самых сложных задач – фотографирование бургеров. Из-за того, что булочки легко деформируются, ингредиенты многослойного блюда поддерживаются зубочистками, а мясистую часть ломтиков помидора вообще предварительно удаляют, чтобы не тек сок. Если нужно показать слой соуса, фотографы берут кусок картона, который не даст выдавить жидкость и испортить композицию. А котлеты прожаривают лишь чуть-чуть, остальное — специально подобранные красители, иногда — искусственные.

И, кстати, касается это не только бургеров. Вот еще несколько примеров заменителей натуральных ингредиентов:

для рекламы хлопьев, которые могут окрасить молоко, лучше всего подходит тоник для волос;при съемке шоколадных батончиков нередко пользуются большими муляжами, которые и заливают шоколадной массой, ведь настоящий батончик слишком мал, чтобы красиво показать процесс его приготовления;чай и кофе заменяются сиропом, разведенным водой — он не дает после остывания тонкого, но видимого грязноватого слоя на поверхности;если в рекламе нужно показать пар, идущий от горячего кофе, лучше всего подойдет женский тампон, пропитанный водой и разогретый в микроволновке.

И да, не все тампоны одинаково хороши — в зависимости от типа они образуют совершенно различные клубы пара;а чтобы сироп красиво стекал по блинчикам, нужен лак для волос, который не даст жидкости впитываться.

Вообще же фотографы, работающие с едой, стараются ограничиваться натуральными продуктами, хотя иногда ради этого приходится идти на определенные жертвы. Сложнее всего снимать пиццу и мороженое. Первая хороша только, пока свежая, а второе слишком быстро тает. Поэтому пиццу для съемок готовят чуть ли не десятками, а мороженое снимают в холодных помещениях. И да, у фудстилистов есть жесткое правило: рекламируем молоко — значит, и снимаем молоко. Заменять можно только второстепенные элементы.

В любительских съемках фуд-порно к таким ухищрениям, конечно, не прибегают. Все ограничивается красивой сервировкой, постановкой света и фокуса.